Генерал Советской армии Николай Ватутин — герой освобождения Киева, великолепный стратег и военачальник. Попал в ровенских лесах в бандеровскую засаду, где получил смертельное ранение, в результате которого умер.

Так вещает официальная советская, а теперь уже российская историография. В такой правде уверены ностальгирующие по «совку» жители Украины. Такая правда всеми, для кого «дедываевали» и «можемповторить», даже не поддаётся сомнению. А вот нам позвольте усомниться, хотя бы потому, что ранение Ватутина, полученное в лесах под Ровно, не было смертельным. Более того, вся советская медицинская наука была уверена в его быстром выздоровлении. Так от чего же скончался генерал, и в чью «засаду» он на самом деле попал?

Как известно из официальных, открытых источников, 29 февраля 1944 года командующий 1-м Украинским фронтом Николай Ватутин в сопровождении небольшого отряда охраны выезжает в расположение 60-й армии по маршруту Ровно – Гоща – Славута. Где-то на середине дороги Ватутин принимает неожиданное решение — срезать путь. У въезда в село Милятин кортеж генерала попадает под обстрел неизвестной группы. Ватутин получает ранение в бедро. Вместе с тем рана, по крайней мере, при визуальном осмотре, не опасна, и первую медицинскую помощь генералу оказывают лишь в Гоще.

А вот уже там хирург делает заключение, что ранение тяжёлое: сквозное пулевое правого бедра с переломом кости. Требуется полная госпитализация минимум на два месяца. Через два дня после инцидента состояние здоровья Ватутина остаётся удовлетворительным. Он отдаёт распоряжения, командует вверенным участком фронта и планирует скоро прибыть в войска.

6 марта генерала Ватутина оправляют в Киев.

По прибытию в Центральный киевский госпиталь Ватутин попадает в руки своего тёзки — Николая Бурденко, одного из ведущих нейрохирургов Советского Союза. Бурденко констатирует: рана не опасная. Более того, по его мнению, генерала быстро поставят на ноги.

Но 15 апреля, почти через полтора месяца после ранения, командующий 1-м Украинским фронтом Николай Ватутин умирает от газовой гангрены.

И тут у любого мало-мальски образованного человека возникает вопрос — WTF? То есть, что за херня, дорогие товарищи? Куда полтора месяца смотрели лучшие умы советской медицины, ведь гангрена — это скоротечный и, главное, видимый процесс? Её просто невозможно не увидеть, если, конечно, лечили генерала не слепые врачи!

Для начала давайте уясним: газовая гангрена, от которой умер командующий, возможна только при отсутствии кислорода. То есть к повреждённым тканям нужно перекрыть поток воздуха.

Именно поэтому врачи часто после обработки оставляют раны открытыми. И уж тем более не будут ограничивать приток кислорода к ране.

Но дело в том, что в СССР в то время существовала немного иная практика. И продиктована она была в первую очередь ужасающим состоянием советской медицины. Итак, по общепринятой директиве на все раны при первичной обработке наносили мазь Вишневского!

Молодое поколение уже и не знает, что это, а вот выросшее в СССР на всю жизнь запомнят смрадный запах этой мази.

Никто не отрицает некоторых дезинфицирующих свойств мази Вишневского, как и того, что она плотно обволакивает обработанные ткани, что наглухо перекрывает доступ кислорода к ране и способствует возникновению анаэробной инфекции.

То есть газовой гангрены.

И опять вопрос: неужели доктор, тот же светило медицины Бурденко этого не знал? Уверен, что знал. Тогда как же прошляпили?

Нет никаких сомнений, что в госпитале могли своевременно обнаружить изменение состояния пациента и принять соответствующие меры.

Вот только Ватутина в госпитале не было.

Сохранилось воспоминание Ивана Ковалёва, на тот момент начальника Управления военных сообщений:

«Весной 1944 года мне довелось говорить с Ватутиным. Он был серьёзно ранен, лежал в Киеве, но не в госпитале, а на квартире у Хрущёва».

Да, как это ни странно осознавать, но за здоровьем генерала Ватутина следил Никита Хрущёв, причём делал он это у себя на квартире. Более того, он как первый секретарь ЦК Компартии Украины и член военсовета 1-го Украинского фронта просил Сталина оставить командующего в Киеве и не перевозить в Москву.

Представить себе обычную городскую квартиру, даже первого секретаря ЦК Компартии Украины, переделанную в реанимационную или реабилитационную палату довольно сложно. Не так ли?

Вполне возможно, Хрущёв, поверив диагнозам врачей, решил, что здоровью Ватутина ничто не угрожает. А значит, можно забрать его к себе, ну и лечить мазью Вишневского. Откуда ему было знать, что это спровоцирует гангрену и смерть? Он ведь не доктор.

Но где были доктора? Неужели Хрущёв не допускал их к генералу? Хотя другой причины, объясняющей гангрену Ватутина и его смерть, попросту нет.

А раз так, то Хрущёв всего лишь закончил покушение на Ватутина, кто бы и по какой причине его не совершал. Просто версия про «засаду бандеровцев» тоже не особенно выдерживает критики.

Итак, согласитесь, довольно странным является тот факт, что засаду устроили там, куда генерал и не собирался ехать. Один из авторов версии «бандеровской засады» генерал-майор Крайнюков, который, по его словам, был очевидцем, утверждает, что Ватутин самолично принял решение съехать с дороги, причём прямо по ходу движения. А значит, засада уже превращается в случайное боестолкновение.

В отчётах также полная неразбериха и с группой сопровождения генерала. То охрана имеется, а то Ватутин уже сам с автоматом отстреливается от врагов.

И всё же огонь был, но чей, на кого нарвался генерал?

В 1944 году НКВД «схватил» одного из командиров ОУН Басюка. Он-то и рассказал о бое между отрядом Ватутина и бойцами УПА. Вот только впоследствии оказалось, что это тот самый Басюк, который сотрудничал с органами госбезопасности. Более того, по заданию НКВД он устраивал на Западной Украине погромы, грабежи и убийства под видом «бандеровцев». Мог ли отряд Басюка, переодетый украинскими повстанцами, возвращаясь с очередного задания НКВД, нарваться на колону Ватутина? Да. Мог ли завязаться бой между советскими диверсантами и советским генералом? Безусловно.

Мешал ли герой войны Ватутин, командующий 1-м Украинским фронтом Никите Хрущёву на его пути к советскому трону? Однозначно.

Но это уже тема другой исторической ревизии.

Источник