Главные события

краткие обзоры основных событий в мире

Пастор, дай приказ!

Пастор, дай приказ!

Наверное, любая военная операция проводится в соответствие с планом. Приказ на наступление должен быть дан после разработки и утверждения этого плана. Перед составлением плана, должны быть поставлены задачи, выполнение которых и призван обеспечить этот план. О каких же задачах может идти речь? Ну, понятно – выбить агрессора за государственную границу. Это – в целом, а конкретно – надо нанести поражение группировке войск, находящейся на оккупированной территории.

Уточним, что из себя представляет противник на этот момент. Группировка состоит из 28-32 тысяч человек. Примерно 15 тысяч – военнослужащие ВС РФ. Анализ состава российских БТГ говорит о том, что там – самая боеспособная часть армии: ВДВ, морская пехота, спецназ и т.д. Группировка располагает не менее 300 единиц бронетехники, в основном – танки. В отличие от предыдущих активных боевых действий, на оккупированной территории уже развернуты средства ПВО, включая РЛС и пусковые установки Бук.
Надо учитывать, что группировка имеет резерв сил и средств, находящихся в приграничных районах РФ. По самым осторожным подсчетам, это 40-50 тыс. личного состава и техника: танки, авиация и более мощные средства ПВО. Здесь надо понимать, что эти резервы надежно прикрыты с воздуха, то есть – не доступны для поражения авиацией.

Что имеем мы – не известно, но мы должны представлять – враг окопался и довольно неплохо воюет в обороне. Мы это видели в Славянске и Снежном. Тогда там еще не было регулярной русской армии. Теперь она есть.

Легкий подсчет сил и средств дает нам необходимость 80-90 тысячной группировки для наступательных действий. Можно и меньше, но тогда будет нарушено взаимодействие с флангами наших БТГ, что неизбежно приведет к котлам. Все это мы уже видели. Прорвать оборону противника и надежно удержать новые рубежи – разные вещи. Но, вся эта красота будет работать, если в тылу стоит еще 100-150 тыс. резерва, мы же помним, что у противника резерв есть.

Имеем ли мы это? Не знаю. Но приведенные выше данные, имеют в виду линейное наступление с целью уничтожения группировки противника. Тут надо понимать, что окружить и заставить сдаться – не получится. Мы видели, что будет дальше еще в августе. Значит – выдавливание. Лобовое и тотальное уничтожение. О потерях сторон – молчу. Допускаем, что нам это удается, и мы выходим в район государственной границы. Часть войск противника уцелела и вышла на территорию РФ, где стоят резервы.

С той стороны начинает работать артиллерия и 40-50 км вдоль границы – пустыня. Мы что делаем? Давим их артиллерию или нет? Мы переходим границу, с целью – завершить разгром группировки или нет? Противник задействует свои резервы или нет? Перебросит ли новые резервы? Задействует ли авиацию? Мы представляем себе, что будем делать в этом случае? Мы готовы к тому, что противник может нанести удары по мостам через Днепр? Мы их прикрыли средствами ПВО? Мы развернули саперные части, для наведения переправ через Днепр? И потом, выйдя к границе, мы уже знаем, как ее удерживать? Мы этому уже научились? Если нет, то о каком приказе идет речь?

На мой взгляд, поражение противнику нужно наносить несколько другим способом. Нужно принять меры, для потери группировкой противника, боеспособности. То есть – надо сломить волю противника и вынудить его уйти самостоятельно. Что для этого делать, я писал уже не раз. Но попробую изложить несколько иначе.

Надо четко и однозначно укрепить линию противостояния, врыться в землю и обеспечить эшелонированную оборону. Прекратить всякое, кроме пешего, сообщение с оккупированными районами. Прекратить подачу и подвоз туда всего! Отключить газ, электричество, воду и прочее. Запретить автомобильное и железнодорожное сообщение. Отключить любую трансляцию СМИ РФ. Кстати, это надо сделать по всей территории Украины.

Необходимо регулярно и методично уничтожить все склады ГСМ противника. То есть – поставить только эту задачу специальному подразделению. Глубокие рейды должны подкрепляться мощной агентурной работой. Результатом должен быть ежедневный вывод из строя хранилищ ГСМ, а в идеале – отстрел колонн наливников. Грубо говоря – надо оставить все железо противника без топлива.

Еще одно специальное подразделение нужно направить на выполнение другой задачи – только и исключительно – уничтожение складов с боеприпасами. Третье подразделение – уничтожение мостовых переходов. Все, до единого авто и ЖД мосты, должны быть уничтожены полностью. Четвертое подразделение – работает только и исключительно по личному составу врага. То есть, это не разведка, никаких пленных брать не следует, это не их задача. Только максимальный урон живой силе противника. Вырезать и выстреливать максимальное количество оккупантов. Здесь надо работать как в ближнем бою, так и силами снайперских групп.
Указанные выше подразделения должны иметь абсолютное превосходство в технике, снаряжении и вооружении. Именно они должны получать новейшие образцы военной амуниции.

Кроме того, надо обеспечить легким стрелковым вооружением и боеприпасами каждого гражданина Украины, живущего на оккупированной территории и желающего сражаться с оккупантом. Если даже мотивация будет приземленной (оккупант отжал имущество или совершил насилие в отношение близких) все равно, он должен получить шанс ответить на это с оружием в руках. Каждая подворотня, каждый подвал, каждый овраг или посадка – должны стать для оккупанта страшным местом.

Таким образом, можно и нужно достичь ситуации, когда противник будет вынужден оставлять тот или иной населенный пункт. В этот момент и надо занимать новые рубежи. Постепенно.

Кроме того, внутри РФ раскручиваются центробежные процессы, и это внесет свою лепту в разрушение боеспособности врага. А в тот момент, когда враг дрогнет, когда ужас, творящийся вокруг наложится на ужас, творящийся дома – надо отдавать приказ!
Не раньше! Именно тогда и будет поставлена точка в позорной оккупации Украины. И вот тогда встанет вопрос: останавливаться ли на границе или идти дальше и вычистить приграничную территорию РФ? Но не раньше!

Слава Украине!

Другие новости



scroll up