Главные события

краткие обзоры основных событий в мире

Илловайская трагедия

Илловайская трагедия

События в пограничном секторе Д 23 июля и до его ликвидации в 24.00 24 августа 2014

Первоначальная задача группировки сектора Д состояла в изоляции района АТО, закрытии участка государственной границы Украины с Российской Федерацией протяженностью около 140 км на участке Изварино - Кумачово с целью недопущения незаконного пересечения государственной границы группами российских наемников и недопущения обеспечения таких групп, а также сепаратистов из числа местного населения, вооружением и боеприпасами. Кроме этой, на группировку сектора Д возлагалась задача по обеспечению беспрепятственного подвоза боеприпасов и материально-технических средств в направлении Петровское - Степановка.

На 23 июля, дату передачи командования сектора Д от полковника Грищенко А.М. генерал-лейтенанту Литвину П.Н. группировка сектора Д насчитывала около 4000 человек личного состава и состояла из большого числа разрозненных подразделений.
По состоянию на 23 июля 72 отдельная механизированная бригада, 79 отдельная аэромобильная бригада (без сводного пулеметно-гранатометного взвода), вторая батальонная тактическая группа 24 отдельной механизированной бригады, батальонная тактическая группа 28 отдельной механизированной бригады, механизированная рота, самоходно-артиллерийская батарея 51 отдельной механизированной бригады, вторая и третья гаубичные артиллерийские батареи 55 отдельной артиллерийской бригады, которые прикрывали границу на участке Изварино - Кумачово, были фактически измученные систематическими обстрелами реактивными системами залпового огня и артиллерийскими системами с территории Российской Федерации и находились отрезанными от основных сил Сектора Д. Поставка продовольствия и боеприпасов в районы сосредоточения подразделений была невозможна.

В особо критическом положении находились подразделения 1-й и 2-й батальонных тактических групп 72-й отдельной механизированной бригады в районе населенного пункта Червонопартизанск и подразделения 2-й батальонной тактической группы 24-й отдельной механизированной бригады в районе населенных пунктов Зеленополье и Довжанский.
Указанные подразделения занимали оборону в восьми отдельных опорных пунктах на узком участке приграничной территории от Мариновки Донецкой области до Краснопартизанска Луганской области. Доступ в указанный коридор - ограниченный с востока границей с Российской Федерацией, а с запада - стратегической высотой Саур - Могила и городами Снежное и Тореза, ставшие базами террористов, наши части были только в районе Амвросиевки.

Кроме того, задачу по прикрытию государственной границы в секторе Д выполняло тактическая группировка «Граница» под командованием генерал-майора Биньковского А.А. в составе подразделений Государственной пограничной службы Украины и частей Южного ОТО Национальной гвардии Украины, находившихся в таком же состоянии и, начиная с 13 июля, систематически подвергались обстрелам с территории Российской Федерации с использованием артиллерии, минометов и реактивных систем залпового огня БМ-21 «Град».

Используя высоту Саур - Могила, противник постоянным артиллерийским огнем отрезал наши подразделения от всех видов снабжения. Самыми опасными были масированные артиллерийские обстрелы с территории России и приграничной украинской территории, куда регулярно выдвигались российские батареи. Любые попытки перемещения подразделений в этом районе мгновенно накрывались мощным ракетно-артиллерийским огнем и были осложнены плотным минированием не только коммуникаций, но и больших территорий.
Организовать эффективное инженерное обустройство позиций наших войск на территории стяжелой почвой без инженерной техники и большого количества взрывчатых веществ оказалось невозможным. Доставить необходимые материалы и технику, а главное использовать ее в условиях постоянных обстрелов также было невозможно. Все приведенные факторы привели к угнетенному морально-психологического состояния личного состава.

Ситуация требовала немедленного их вывода из зоны поражения артиллерией с территории Российской Федерации.
С момента потери нашими войсками контроля на участке государственной границы в районе населенного пункта Изварино, выполнение задания, поставленного в перед сектором Д в его первоначальном виде, потеряло смысл. В то время, как наши части, ценой человеческих жизней, удерживали линию границы под постоянным огнем с территории Российской Федерации, на который не можешь ответить, оккупанты через пролом в Изварино обеспечивали усиление и поставки своей группировки.
Необходимо было срочно принимать решение и либо, существенно усилив группировки, закрыть Изваринський разрыв и повысить плотность наших войск и огневых средств в секторе Д, или кардинально изменить задачу и тактику действий нашего группировки в указанном секторе.

Практически ежедневно руководство АТО и Генерального штаба получало донесения от командования сектора Д о фактическом состоянии дел, родные и близкие наших бойцов путем проведения массовых акций под зданиями Администрации Президента Украины, Министерства обороны Украины и Генерального штаба Вооруженных Сил Украины пытались обратить внимание политического и военного руководства страны на трагическое развитие событий.
В ответ от руководства АТО командование сектора многократно слышало обвинения в паникерстве, а общество пытались успокоить пустыми обещаниями и рассказами об информационной войне со стороны противника.
Необходимы кардинальные решения штабом АТО не принимались. Войска продолжали нести потери.

Весь период существования сектора Д управление со стороны руководителя и штаба АТО осуществлялось в ручном режиме. Роль органа управления сектором, возложеная на штаб 8-го армейского корпуса, была искусственно возведенна в осуществление снабженческо-диспетчерских функций. Командование сектора не принимало участие в разработке операций, в большинстве случаев не знало об их замыселе, попытки докладов о реальной обстановке в секторе вызывали агрессию, обвинения в трусости и угрозы уголовного преследования со стороны руководителя АТО генерала Муженко В.М. и начальника штаба АТО генерала Назарова В.М. Взаимодействие соседних секторов Д и Б практически полностью отсутствовало, хотя их передовые командные пункты находились всего в 5-ти километрах друг от друга. В определенный момент это привело к опасной ситуации, когда в секторе Д случайно были обнаружены тылы сектора Б.

В результате многочисленных немотивированных хаотических команд со стороны штаба АТО на перемещение частей и подразделений из группировки сектора Д и выхода из под обстрела на территорию Российской Федерации 2-й батальонной тактической группы 72-й бригады в составе 400 военнослужащих и самовольного выхода из зоны АТО 1-й батальонной тактической группы 72-й бригады, численность группировки сектора Д, которая на 23 июля составляла около 4000 военнослужащих, на утро 23 августа сократилась до 1000 человек.
Таким же образом, без учета реальной обстановки и вопреки неоднократным докладам командиров из зоны боевых действий, 11 августа руководством АТО было принято решение о передислокации командного пункта 30-й отдельной механизированной бригады в населенный пункт Миусинск и основного командного пункта 8-го армейского корпуса из Старогнатовки в район Кутейниково, то есть в места, контролируемые террористами.

Хронология дальнейших событий иллюстрирует уровень и стиль командования военными действиями со стороны руководства штаба АТО.
В 04.00 13 августа основной командный пункт сектора Д доложил руководству штаба АТО о танковой атаке района сосредоточения батальонной тактической группы и командного пункта 30-й отдельной механизированной бригады силами 20 танков Российской Федерации и пехоты противника. Доклад оставлен без внимания и расценен как паника.

В соответствии с распоряжением руководителя АТО генерал-лейтенанта Муженко В.М. с 06.00 13 августа начато выдвижение оперативной группы основного командного пункта сектора Д в район населенного пункта Кутейниково. До 18.00 передовой пункт управления сектора был развернут в намеченной точке. В 19.40 радиоперехват Службы безопасности Украины выявил обнаружение террористами пункта управления и запрос на его уничтожение, о чем было сообщено руководителем Сектора Д руководителю АТО. Доклад остался без внимания и более того, было указано на необходимость перемещения в тот же район основного состава командного пункта сектора.

В 04.25 21 августа по району основного командного пункта сектора Д был нанесен удар реактивными системами «Ураган» с территории Российской Федерации. В результате потери составили 5 человек убитыми и 13 ранеными. Вторым обстрелом, нанесенным через 1,5-2 часа, была уничтожена вся техника, которую не удалось эвакуировать из-за повреждения во время первого обстрела. Руководство сектора Д неоднократно предупреждало командование АТО о вероятности нанесения удара по командному пункту и нецелесообразности его перемещения в опасные районы. Такие предупреждения игнорировались или предложения о перемещении в безопасные районы не утверждались, о чем свидетельствуют распоряжение штаба АТО.

Такая практика управления войсками со стороны командования АТО в значительной мере обусловила потери в секторе Д, которые среди военнослужащих Вооруженных Сил, Национальной гвардии и Пограничной службы только за период с 23 июля по 23 августа текущего года составили убитыми не менее 124 человек и ранеными не менее 696 человек.
Кроме того, в плену на территории России оказались, только из состава 72-й бригады - около 400 и 51 -й бригады - около 50 военнослужащих.

Накануне парада в Киеве, 23 августа от Государственной пограничной службы Украины поступила информация об обнаружении на территории Сектора Д колон бронированной техники, которые выдвигаются с территории Российской Федерации в направлении населенных пунктов Амвросиевка, Кутейниково.
Доклад руководителя Сектора Д генерала Литвина П.Н. в штаб АТО В 14.30 23 августа о выявленных колоннах российской бронированной техники был расценен как паника и остался без внимания и принятия решений.
Реакция начальника штаба АТО генерал-лейтенанта Назарова В.М. на очередной доклад был краток: «Это все херня. Мы это уже проходили. Держитесь!»
Предложения об отводе войск с целью предотвращения блокировки и окружения не утвердили.

В 21.15 23 августа генерал Литвин П.М. был вызван на связь с начальником Генерального штаба, который в это время находился в кабинете министра обороны.
Первым доклад генерала Литвина П.Н. выслушал министр и без комментариев передал трубку начальнику Генерального штаба, который в ответ на доклад сказал: «При изменении обстановки докладывайте в установленном порядке» и повесил трубку. Никаких команд не было отдано.

Примерно в 10.30 24 августа, во время парада в Киеве, офицеры штаба сектора Д во главе с полковником Ромигайло П.Д. с передового командного пункта в лесопосадке на трассе Амвросиевка - Кутейниково наблюдали колонну бронетехники российской армии общей численностью более 100 единиц, в составе боевых машин десанта, танков, самоходных артиллерийских орудий, а также большого количества тентованных КАМАЗов с боеприпасами и личным составом, которые на большой скорости двигались вглубь территории Украины.
Информация о колонну российской бронетехники полковником Ромигайло П.Д. была немедленно доведена до начальника штаба АТО генерала Назарова В.М. Ответ: «Идите на х ..! Трусы! Я вас посажу! »

Примерно в 12.00 указанная информация в телефонном разговоре была доведена начальнику Генерального штаба Муженко В.М.
В ответ поступила одна команда «Не ссы! Это все херня! Мы все это проходили».
Никакие решения по докладам приняты не были.

Позже в штабе сектора Б. при личной докладе полковником Ромигайло П.Д. командующему оперативного командования «Юг» генералу Хомчак Р.Б. об обстановке в секторе Д, была получена традиционная команда «Не ссы

В результате, уже к полудню 24 августа российские войска силами самоходных артиллерийских установок ударили по тылам Сектора Б, расположенных в секторе Д. При этом следует обратить внимание на тот факт, что министр обороны Гелетей В.В. и начальник Генерального штаба Муженко В.М. пытаются вводить в заблуждение парламентскую комиссию и общественное мнение, утверждая, что информацию о массированном пересечении государственной границы регулярными частями Российской Федерации они получили только 25 августа 2014.

Далее события развивались следующим образом.
В 14.20 23 августа при постановке задачи по телефону командир в/ч В0120 (5-й батальон территориальной обороны «Прикарпатье») заявил, что снял все вверенные ему блокпосты и движется с личным составом части в направлении Тельманово, а дальше в направлении населенного пункта Розовка. Об оставлении района выполнения боевой задачи личным составом в/ч В0120 было немедленно сообщено начальнику штаба АТО и приняты необходимые меры по возвращению личного состава в район выполнения боевой задачи.

В 23.00 23 августа командир в/ч В0120 в письменной форме отказался выполнять боевое распоряжение руководителя Сектора Д и далее на связь не выходил.

Таким образом, в 14.20 23 августа руководству АТО стало известно о том, что из состава группировки сектора Д выбыл 5-й батальон территориальной обороны «Прикарпатье» и, в итоге, численность группировки составила не более 700 человек.

Несмотря на обстановку, которая сложилась, в 23.00 24 августа, по согласованию с руководителем Сектора Б генералом Хомчак Р.Б., из состава Сектора Д в оперативное подчинение сектора Б была переведена батальонная тактическая группа 28-й отдельной механизированной бригады.
Таким образом, в зоне боевых действий в распоряжении руководства сектора Д осталось не более 300 военнослужащих, вооруженных стрелковым оружием, которые на 80% состояли из штаба, подразделений связи, охраны и ремонтников.
Такой численности организовать оборону и противостоять продвижению регулярных войск Российской Федерации в составе четырех батальонных тактических групп невозможно.

Изложенное позволяет утверждать, что эмоциональные оценки, которые звучали в прессе, об эффекте домино, вызванный уходом с позиций батальона «Прикарпатье», не соответствуют действительности. Численность нашей группировки в секторе Д на момент начала массированного вторжения российских войск была такова, что колонны российской техники могли просто не заметить наших военных.

Также, не соответствует действительности утверждение командира добровольческого батальона «Днепр-1» о побеге руководителя Сектора Д генерала Литвина П.Н. и его штаба.
Руководство и штаб сектора Д выполняли имеющимися силами поставленные задачи до ликвидации сектора Д решению штаба АТО с 24.00 24 августа.

Суммарные потери сектора Д и сводного тактического группировки «Граница» с 23липня по 24 августа 2014 составили:
Убитыми - 125 человек;
Ранеными - 706 человек;
Умершими вследствие ранений - не установлено, ответ от министерства обороны не получен;
Пропавшими без вести - не установлено, ответ от министерства обороны не получен;
Пленными - ответ от министерства обороны не получен. Установлено, что только по двум эпизодам оказались в плену около 450 военнослужащих.

Наступление на Иловайск, окружение города частями регулярных войск Российской Федерации и развитие ситуации в Иловайскому котле с 24 августа и до начала прорыва 29 августа 2014.

План операции до наступления на г. Иловайск Донецкой области разрабатывался в первых числах августа текущего года под руководством командующего оперативного командования «Юг» генерал-лейтенанта Хомчака Р.Б., который является руководителем Сектора Б.
В дальнейшем штабом АТО было принято решение «О проведении военной операции по разгрому основных сил незаконных вооруженных формирований в г. Иловайск и взятию его под контроль».

Проведение указанной операции было частью плана штаба АТО по окружению Донецка через Иловайск и далее на Зугрэс с задачей перерезать трассу Шахтерск-Донецк.
При планировании взятия Иловайска, руководство Сектора Б исходило из разведданных, полученных из штаба АТО о том, что в городе находится от 30 до 80 сепаратистов из числа местных жителей, имеющих стрелковое вооружение, и нет организованной обороны.

Наряду с этим, подлежит дополнительной проверке информация командира 40-го батальона территориальной обороны «Кривбасс» полковника Мотрия А.В. и командира разведподразделения 40-го батальона Александра Ткачева, которые отметили, что на встрече, которая состоялась 8 августа в расположении 40-го батальона территориальной обороны «Кривбасс» в населенном пункте Старобешево, до сведения руководителя Сектора Б генерала Хомчака Р.Б. была доведена информация о наличии в Иловайске укрепрайона и значительной численности хорошо вооруженных террористов.

Задачу по блокированию Иловайска по четырем направлениям намеревались выполнить силами 40-го батальона территориальной обороны «Кривбасс». Однако, командир и личный состав батальона, вооруженного лишь стрелковым оружием, выразил сомнение в возможности выполнения задачи и целесообразности обнажения тылов, которые защищал 40-й батальон территориальной обороны.

В результате, по решению генерала Хомчака Р.Б. один из четырех блокпостов, которые окружали Иловайск, был усилен подразделением 51-й механизированной бригады, а три других были усилены танковым взводом и механизированным взводом на боевой машине пехоты (БМП). Таким образом, на каждом блокпосту находилось от 30 до 40 бойцов батальона территориальной обороны, один танк и одна БМП.

Указанная информация генерала Хомчака Р.Б. опровергается свидетельствами бойцов 40-го батальона территориальной обороны «Кривбасс» и подлежит дополнительной проверке.

Задача по блокированию Иловайска, поставленная генералом Хомчак Р.Б., была выполнена. При ее выполнении в районе населенного пункта Грабское два бойца погибли и трое были ранены.

5 августа в Днепропетровской областной государственной администрации состоялась встреча генерала Хомчака Р.Б. с командирами добровольческих батальонов «Донбасс» (в/ч 3027 Национальной гвардии) и добровольческими батальонами особого назначения Министерства внутренних дел «Днепр-1», «Азов» и «Шахтерск», выделенных штабом АТО для операции по зачистке Иловайска. На встрече, с участием заместителя руководителя Днепропетровской ОГА Корбана Г.О., обсуждался план операции.
Вопрос, на который Комиссия не получила логического ответа - почему в «военной операции по разгрому основных сил незаконных вооруженных формирований в г. Иловайск и взятию его под контроль» подразделения Вооруженных Сил участвовали в блокировании города, а разгром основных сил незаконных формирований был поручен добровольческим батальонам, которые призваны выполнять милицейские функции во втором эшелоне и имеют соответствующее этим функциям вооружение? Кто конкретно и почему утверждал такое решение?

Предстоит установить, почему при планировании операции по взятию крупного транспортной узла, который имеет стратегическое значение, не вызывали сомнения незначительные силы противника, почему не была проведена доразведка ситуации в городе, и почему не была учтена возможность усиления группировки террористов с использованием железной дороги?

Первая попытка входа в Иловайск из двух направлений состоялась 10 августа и столкнулась и замаскированным укрепрайоном сепаратистов и заминированными участками. Потери убитыми в батальоне «Донбасс» составили 4 человека.
Другой колонной наступал батальон «Шахтерск», усиленный двумя противотанковыми пушками.
Такая организация наступления вызывает больше вопросов, чем дает ответов.
Почему, если речь шла о 30-80 сепаратистов из числа местного населения, наступление было усилено двумя противотанковыми пушками?
Почему, если были сомнения в разведданных, первым эшелоном ни были подразделения Вооруженных Сил с тяжелым вооружением?
На эти вопросы еще предстоит получить ответы.

Далее, 16 августа в поселке Урзуф на базе батальона «Азов» прошла совместная совещание с участием генерала Хомчака Р.Б., заместителя министра внутренних дел Ярового С.А. и командиров четырех батальонов, на котором был согласован новый план операции по захвату в Иловайска, назначенная на 18 августа.
Через полтора часа после доклада руководству АТО, сделанного по итогам совещания генералом Хомчак Р.Б., последний получил задание штаба АТО начать наступление 17 августа, то есть на сутки раньше.

То, что произошло дальше подтверждает тезис о том, что управлять военными действиями в режиме АТО невозможно.
Так, в 05.00 17 августа на точку сбора прибыли генерал Яровой С.А. и батальон «Донбасс», который сразу приступил к выполнению задания.
С опозданием на несколько часов прибыл батальон «Днепр-1». Не прибыли батальоны «Азов» и «Шахтерск», командиры которых заявили, что никакие новые уточнения их не интересуют и будут на месте в понедельник (18 августа).
Батальон «Донбасс» при поддержке 6 БМП роты капитана Кошубы направился на выполнение задачи, не имея запланированной поддержки с трех сторон.
После этого, пошел батальон «Днепр-1», но не совместно с «Донбассом», как планировалось ранее, а по маршруту, намеченному для отсутствующих батальонов «Азов» и «Шахтерск».
По мнению руководителя Сектора Б генерала Хомчака Р.Б. взять Иловайск можно было за 2-3 дня, при условии, что все силы, которые были запланированы для участия в операции, прибыли бы своевременно и приступили к выполнению поставленной задачи.

На следующий день в зону Иловайская вместо батальона «Шахтерск» прибыли только его представители. Командир батальона «Шахтерск» Андрей Филоненко на заседании Следственной комиссии показал, что разрешение на выход из операции батальоны «Шахтерск» и «Азов» получили от советника министра внутренних дел Антона Геращенко и начальника Департамента организации деятельности подразделений милиции особого назначения Чалавана В.А. Комиссия проверяет эту информацию и полномочия названных чиновников, но ответа от МВД пока не получено.

Приведенная информация ставит поД сомнение утверждение министерства внутренних дел о передаче добровольческих батальонов в распоряжение штаба АТО.
Батальон «Азов», который прибыл в зону Иловайская на сутки позже, к выполнению задания приступил лишь 19 августа и вскоре вышел из боя окончательно.
Батальон «Днепр-1» после некоторых колебаний совместно с батальоном «Донбасс» зачистил половину Иловайска, однако на вторую половину города сил не хватало.
Тогда, на поддержку в Иловайск прибыли батальоны МВД «Миротворец», «Ивано-Франковск», «Херсон» и рота «Свитязь», вооруженные стрелковым оружием, а не подразделения Вооруженных Сил.
В это же время, 20 августа Информационно-аналитический центр СНБОУ победно рапортовал о полном контроле украинских силовиков над Иловайском.

По заявлению генерала Хомчака Р.Б., 24 августа он из неофициальных источников (возможно от начальника штаба сектора Д полковника Ромигайла П.Д. - источник уточняется) получил информацию о пересечении государственной границы несколькими колоннами российской бронетехники численностью до 80-100 единиц.
Штаб АТО эту информацию не подтвердил, сообщив, что есть непроверенные сведения об отдельных группах российских БМП и танков численностью по 3-5 единиц.
Такая информация из штаба АТО была доведена руководителю сектора Б генерал-лейтенанту Хомчак Р.Б. после того, как 23 августа пограничная служба Украины и генерал Литвин П.М. проинформировали руководство АТО об обнаружении в секторе Д колонн российской бронированной техники, а 24 августа начальник штаба сектора Д полковник Ромыгайло П.Д. доложил начальнику штаба АТО генералу Назарову В.М. о пересечении в 10.30 колонной российской бронетехники численностью более 100 единиц государственной границы Украины. Та же информация в 12.00 была доведена до сведения министра обороны и начальника Генерального штаба.

К полудню 24 августа, российские войска силами самоходных артиллерийских установок ударили по тылам Сектора Б, расположенных в секторе Д, а к вечеру 24 августа подразделения 51-й бригады уже взяли в плен первых 10 российских десантников с 331 полка ВДВ России, переданные затем в штаб АТО.

После этого и до начала прорыва из котла 29 августа обстрелы Иловайской группировки не прекращались.
Из зоны Иловайска в 24 и 25 августа из Старобешево и 27 августа в направлении Волновахи удавалось вывозить раненых.
Такая ситуация неплотного окружения, которая позволяла вывести группировки из котла, сохранялась, как минимум, до утра 27 августа.
В период с 25 по 27 августа генерал Хомчак Р.Б. неоднократно запрашивал у штаба АТО решения. Необходимо было либо существенно усиливать группировки, разрывать кольцо окружения и окончательно брать Иловайск, или срочно выходить из котла.
Все эти дни руководство Иловайского группировки получало только один приказ - «Держаться и ждать подмоги». Так было потеряно время.

Суммарные потери сектора Б в зоне Иловайска с начала наступления на город 10 августа 2014 и до начала прорыва из котла утром 29 августа 2014 составили:
Убитыми - не установлено (ответа от Министерства обороны и Генерального штаба не получено, данные по МВД и Национальной гвардии учтены в численность потерь при прорыве из Иловайска);
Ранеными - не установлено (ответа от Министерства обороны и Генерального штаба не получено, данные по МВД и Национальной гвардии учтены в численность потерь при прорыве из Иловайска);
Умершими вследствие ранений - не установлено (ответа от Министерства обороны и Генерального штаба не получено, данные по МВД и Национальной гвардии учтены в численность потерь при прорыве из Иловайска);
Пропавшими без вести - не установлено (ответа от Министерства обороны и Генерального штаба не получено, данные по МВД и Национальной гвардии учтены в численность потерь при прорыве из Иловайска);
Пленными - не установлено (ответа от Министерства обороны и Генерального штаба не получено, данные по МВД и Национальной гвардии учтены в численность потерь при прорыве из Иловайска).

Попытки деблокирования Иловайская силами АТО

Одними из самых неисследованных эпизодов Иловайской трагедии остаются события, связанные с попыткой деблокирования группировки украинских войск.
Министерство обороны Украины и Генеральный штаб не ответили по существу на вопрос Следственной комиссии, касающиеся этой операции и, под надуманными предлогами, отказались обеспечить явку на заседание комиссии начальника штаба АТО генерал-майора Назарова В.М., а также командиров частей и подразделений, участвовавших в операции по деблокированию Иловайска.

В штабе АТО не могли не знать о критической ситуации с обеспечением окруженной Иловайского группировки. Закончились 82-мм мины к минометам, которые были на вооружении батальонов, практически закончились патроны, вода и продовольствие. Кольцо окружения уплотнялось на глазах.
Бойцы и командиры из родных и близких пытались достучаться до политического и военного руководства страны и требовали направить в Иловайск помощь. Под Администрацией Президента и Генеральным штабом состоялись многолюдные пикеты с требованием срочно принять необходимые решения.

Представители Администрации Президента и Генштаба на этих митингах 28 августа убеждали солдатских матерей и жен, что помощь идет.

А до этого времени 25-26 августа в районе Старобешево - Кутейниково уже были разбиты силы 4-й роты 2-го батальона 51-й отдельной механизированной бригады.

Командирам Иловайской группировки к вечеру 28 августа так и не дали команды на выход, убеждая, что помощь идет.

А до этого времени 27 августа в Старобешево уже догорала колонна сводной ротной тактической группы 92-й Чугуевской бригады.

Очевидно, что решение о судьбе Иловайской группировки должно было бы приниматься с учетом многих факторов, в том числе фактического наличия у штаба АТО резервов, а также реального положения дел. Однако, в любом случае, такое решение должно было приниматься своевременно и быть адекватным реальной обстановке.

К началу окружения Иловайска войсками Российской Федерации первоначальный замысел штаба АТО об окружении Донецка и перекрытия трассы Шахтерск-Донецк потерял смысл.
В условиях, когда для полного взятия города нашим войскам не хватило сил, содержать частично занятый город в условиях массированного вторжения российских войск и невозможности обеспечения нашей группировки тоже не имело смысла.

В такой ситуации непринятие руководством АТО своевременного решения о выводе войск из окружения выглядит преступным.
Не менее преступной выглядит попытка деблокирования Иловайской группировки сначала силами 4-й роты 2-го батальона 51-й механизированной бригады, а затем силами одной сводной ротной тактической группы 92-й Чугуевской бригады, после двухдневного 160 километрового марша своим ходом, которая 27 августа была практически полностью уничтожена превосходящими силами русских войск под Старобешево.

Нашим воинам противостояли, как минимум, две сводные батальонные тактические группы в составе подразделения 331 костромского полка ВДВ, 98 ивановской дивизии ВДВ, 19 отдельной мотострелковой бригады (г. Владикавказ), 8 отдельной мотострелковой бригады (населенный пункт Борзой), 31 ульяновской и 56 камышинской отдельных десантно-штурмовых бригад вооруженных сил Российской Федерации и не менее 500 боевиков незаконных вооруженных формирований.

На вопрос о потерях в этих операциях ни Министерство обороны, ни начальник Генерального штаба никаких ответов не дали.
Дальнейшие действия руководства АТО по операции по деблокированию Иловайской группировки, предусматривающие проведение такой операции 1-2 сентября, носили скорее отвлекающий характер и напоминали дымовую завесу, поставленную с целью выхода из зоны ответственности министра обороны Гелетея В.В., начальника Генерального штаба Муженко В.М. и начальника штаба АТО Назарова В.М.
Генеральная прокуратура Украины в ответ на обращение Следственной комиссии 23 сентября сообщила, что 4 сентября 2014 начато досудебное расследование уголовного производства №42014000000000900, в рамках которого отрабатываются и рассматриваются следующие направления:
- соответствие требованиям Устава Вооруженных Сил Украины организации командования штаба АТО военной операции «По разгрому основных сил незаконных вооруженных формирований в г. Иловайске и взятия его под контроль» и ее выполнения командованием сектора Б;
- соответствие требованиям Устава Вооруженных Сил Украины решения командования сектора Б об отводе подразделений ВСУ и добровольческих батальонов «Донбасс», «Днепр», «Азов», «Свитязь», «Миротворец» и других с места дислокации Сектора Б;
- соответствие требованиям Устава Вооруженных Сил Украины организации командованием штаба АТО и Сектора Д «изоляции кризисного района сектора Д, восприпятствование вторжению незаконных вооруженных формирований и диверсионно-разведывательных групп с территории Российской Федерации на территорию Украины» и отвода подразделений ВСУ с места дислокации сектора Д.

Таким образом, в рамках досудебного расследования, проводимого следственным отделом следственного управления Главной военной прокуратуры, не изучается вопрос соответствия уставным требованиям Вооруженных Сил Украины организации командованием штаба АТО военной операции по деблокированию Иловайской группировки сектора Б.

В связи с изложенным, Комиссия своим письмом на имя генерального прокурора Украины обратила внимание прокуратуры на необходимость изучения этого эпизода Иловайских событий, связанного с большими потерями.
Расследование указанного эпизода силами Временной следственной комиссии Верховной Рады Украины будет продолжена.

Суммарные потери частей и подразделений 92 отдельной механизированной и 51 отдельной механизированной бригады при попытках деблокирования Иловайского группировки сектора Д с 25 по 27 августа 2014 составили:
Убитыми - не установлено (ответа от Министерства обороны и Генерального штаба не получено). По оценкам непосредственных участников событий из состава сводной роты 92 отдельной механизированной бригады в живых осталось 37 человек. Указанная информация подлежит дополнительной проверке.
Ранеными - не установлено (ответа от Министерства обороны и Генерального штаба не получено).
Умершими вследствие ранений - не установлено (ответа от Министерства обороны и Генерального штаба не получено).
Пропавшими без вести - не установлено (ответа от Министерства обороны и Генерального штаба не получено).
Пленными - не установлено (ответа от министерства обороны и Генерального штаба не получено).

Переговоры о выходе из Иловайска

Проведение переговоров о выходе наших военных из Иловайского котла было возможно на нескольких уровнях.

Первый - непосредственно на уровне непосредственных участников боевых действий.
Указанные переговоры по поручению руководителя Сектора Д генерала Хомчака Р.Б вел начальник разведки оперативного управления командования «Юг» полковник Штурко А.С.
При этом, российская сторона не знала от чьего имени ведутся переговоры и, по всей видимости, предполагала, что речь идет о возможном выходе одного из подразделений.
Договоренности на уровне командиров среднего звена были достигнуты, однако уязвимость подобных переговоров состояла в том, что российское группировки, что окружали Иловайск состояли из большого числа частей и подразделений различной подчиненности и, что главное, на более высоких уровнях командование могло без предупреждения отменить любые договоренности.

Второй - переговоры на уровне министерства обороны и Генерального штаба.
Достоверно известно, что министр обороны никакие переговоры на эту тему не вел.
Также достоверно установлено, что утром 29 августа, то есть на момент начала прорыва из окружения нашей группировки, контакта между начальником Генерального штаба Вооруженных Сил Украины генерал-полковником Муженко В.М. и начальником Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации генералом армии Герасимовым В.В. не было. Последний находился с визитом в Китае. Общение на более низком уровне в Генштабе Российской Федерации не могло обеспечить решение проблемы, и подтверждается имеющейся информацией.
Таким образом, информация начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Украины Муженко В.М., которая была доведена до генерала Хомчака Р.Б. 28 августа, о том, что начаты переговоры с российской армией и руководством, не соответствовала действительности и лишь вводила последнего в заблуждение.

Третий - переговоры на политическом уровне. Во время встречи президентов Украины и России в Минске, состоявшейся 26 августа, Иловайск уже находился в окружении.
К этой дате у нас в плену уже находилось 10 российских десантников с 331 полка ВДВ Российской Федерации.
На тот момент времени освобождение первых в истории военного противостояния на Донбассе пленных российских военнослужащих, которые имеют официальный статус, было для российского политического руководства вопросом №1 и явно могло стать эквивалентом открытия гарантированного коридора для вывода наших войск из окружения.
После минской встречи, вечером 27 августа по неофициальным каналам Администрацией Президента Украины был получен запрос на обмен пленных российских десантников. Указанный запрос подтверждался до полудня субботы 30 августа.
Однако, до начала прорыва утром 29 августа решение украинской стороной принято не было.
Позже пленные десантники были переданы российской стороне.

Прорыв сил АТО с Иловайская

Решение о прорыве из Иловайского котла было принято руководителем Сектора Б после консультаций с командирами батальонов во второй половине дня 28 августа.
Дальнейшее пребывание в окружении в условиях острого дефицита воды и продуктов питания, а главное - боеприпасов, было невозможным.
Предложения российских военных, которые поступали через начальника разведки оперативного управления командования «Юг» полковника Штурко А.С., о выходе без техники и оружия были отвергнуты всеми командирами.

В результате была достигнута договоренность о выходе двумя колоннами по двум маршрутам в 06.00 29 августа с оружием и техникой в сопровождение БТРов с российскими десантниками, которым на выходе из кольца должны быть переданы трое пленных военнослужащих Российской Федерации, один из которых был ранен.

Накануне, 28 августа, начальник Генерального штаба Муженко В.М. сообщил генералу Хомчак Р.Б., шо с российской стороной достигнута договоренность о вывозе раненых и погибших.
По двум согласованных маршрутах выхода примерно в 19.00 28 августа были отправлены машины с ранеными, оборудованые белыми флагами с красным крестом.
Буквально через пятьсот метров после выхода машин из Агрономического и Многополье они были обстреляны, и были вынуждены вернуться.

После такого развития событий генералом Хомчак Р.Б. было установлено два сигнала на выход - «Буран-555» для выхода без боя и «Буран-555 с боем».
Были сформированы две колонны, во главе каждой из которых было по 2-3 единицы бронетехники, в середине и в конце каждой колонны также был танк и БМП.
В составе одной колонны на легковых машинах по асфальтированной дороге двигался батальон «Донбасс», а в составе второй - на грузовиках и микроавтобусах повышенной проходимости - батальон «Днепр-1».

Первым этапом осуществлялся выход наших сил с Иловайска на рубеж Многополье - Агрономическое в 6 километрах от города.
Сбор колонн был организован таким образом, чтобы к точке начала маршрута все подразделения вышли одновременно. Первый этап операции прошел без потерь.
Далее предстояло пройти через кольцо русских войск.

В 05.45 29 августа в район Многополье на одном БТР-Д и санитарной машине прибыли российские десантники, которые заявили, что условия меняются.
Выход будет без оружия и техники одной колонной по указанному ими маршруту, который, как выяснилось позже, проходил по их засадах.

После сбора нашей группировки колонной в исходных точках для начала движения, российская сторона начала тянуть время.
Примерно в 08.00, с учетом обстановки, генерал Хомчак Р.Б. дал команду «Буран-555 с боем» и колонны двинулись по двум первоначально намеченных маршрутах. В составе каждой из колонн находилось по одному пленному русскому военнослужащему. Третий пленный раненый российских военнослужащий находился в санитарной машине вместе с нашими ранеными.
По информации, поступившей от командира разведывательного подразделения 40-го батальона территориальной обороны, движение колонн было инициировано командой «Буран-555». Указанная информация подлежит дополнительной проверке.
Также информация, полученная от командира батальона «Днепр-1» Березы Ю.М. о 23 пленных российских военнослужащих, находившихся в колонне батальона «Днепр-1» уточняется.
После начала движения, первую линию российских войск, состоящая из пехоты, колонны преодолели без боя.

На второй линии в районе села Чабаны, неподалеку от Старобешево, начался расстрел наших колонн российскими войсками из всех видов оружия. Наши войска героически приняли бой и подбили несколько танков и БМП противника. Данлее, по мере выхода из строя автомобильной техники, наша группировка рассеилась и малыми группами прорывалась из окружения.
Следственной комиссии предстоит уточнить, какие меры по поддержке колонн, выходивших из окружения, были приняты штабом АТО и насколько они были эффективны.
Общая численность личного состава в двух наших колоннах составляла по разным оценкам от 970 до 1100 человек.

К настоящему времени ни Министерство обороны, ни Генеральный штаб не ответили на вопросы Следственной комиссии, касающиеся потерь Вооруженных Сил Украины при прорыве нашей группировки из Иловайского котла, направленные в их адреса еще 10 сентября 2014.

По косвенным оценкам, суммарные потери при прорыве из окружения более 300 человек убитыми.

Потери только подразделений МВД и Национальной гвардии в зоне Иловайска с 24 августа по состоянию на 20 сентября 2014 составили:
Убитыми - 31 человек;
Ранеными - 170 человек;
Умершими вследствие ранений - не установлен (ответы не получены);
Пропавшими безвестные - 65 человек;
Пленными - 98 человек.

Иловайская трагедия имела не только тяжелые военные, но и не менее тяжелые политические последствия для страны.

Результатом ошибок, которые были допущены, стали сотни человеческих жизней и искалеченных судеб. Все это стало фоном встречи президентов Украины и России, состоявшейся 26 августа 2014 в Минске и, в значительной степени, определило подписание 5 сентября 2014 "минских соглашений", которые неоднозначно воспринимаются как жителями Донбасса, так и жителями всей остальной Украины, а также принятие не менее спорных законов «о Донбассе» 16 сентября.

;

Другие новости


Загрузка...

scroll up